Освобождение. Следующей ночью Шэй и Тэлли нашли Зейна с небольшой группой «кримов» в тени, отбрасываемой плотиной

Следующей ночью Шэй и Тэлли нашли Зейна с небольшой группой «кримов» в тени, отбрасываемой плотиной. Эта плотина усмиряла реку, а потом огибала Нью-Красотаун. Из-за грохота падающей воды и запаха нервничающих «кримов» Тэлли стало не по себе. Анимированные татуировки у нее на руках завертелись, будто волчки.

Если бы она не была чрезвычайницей, после приключений прошлой ночи она бы чувствовала себя смертельно усталой. Они с Шэй прошагали пешком до центра города и только там вызвали Тэкса, чтобы тот доставил им новые скайборды. После такой прогулки обычный человек отлеживался бы неделю. А Тэлли проспала всего несколько часов, но ее организм почти восстановился, и налет на Арсенал уже казался почти шуткой – ну подумаешь, под конец все пошло немножко не так…

Через скинтенну до Тэлли доносились звуки объявленной в городе тревоги. На ноги были подняты смотрители и чрезвычайники-полицейские, в выпусках новостей то и дело освещался вопрос о том, не началась ли война. Половина обитателей Скуковилля видела страшное зарево на горизонте. К тому же довольно сложно было объяснить огромное пятно черной пены на месте Арсенала. Над центром города кружили военные аэромобили, охранявшие городские власти. Фейерверки отменили на неопределенный срок. Темный горизонт выглядел непривычно.

Даже «резчиков» вызвали к начальству и велели им узнать, нет ли какой-то связи между дымниками и разрушением Арсенала. Тэлли и Шэй решили, что это очень смешно.

Вся эта суета раззадорила Тэлли. Ей казалось, вышло ужасно круто – почти как в те времена, когда из-за метели или пожара закрывали школу. Мышцы у нее немного побаливали, но все же она была готова идти за Зейном по лесам и горам несколько недель или месяцев, если потребуется.

Но когда ее скайборд приземлился около компании «кримов», она постаралась не встречаться взглядом с Зейном. Ей не хотелось смотреть в его водянистые глаза, не хотелось слабеть, расставаться с ощущением азарта. В общем, она взглянула на остальных «кримов».

Их было восемь – в том числе Перис. Увидев Тэлли в новом обличье, он вытаращил глаза. Перис сжимал в руке бечевки, к которым были привязаны детские воздушные шарики, и из-за этого походил на массовика-затейника на празднике в честь чьего-нибудь дня рождения.

– Только не говори мне, что ты тоже летишь, – фыркнула Тэлли.

Перис смотрел на нее не моргая.

– Знаю, Тэлли, в прошлый раз я тебя подвел. Но теперь я стал умнее.

Тэлли устремила взгляд на пухлые губы Периса, на мягкие черты лица, которому он изо всех сил пытался придать суровое выражение.

«Не капсулы ли Мэдди на него так действуют?» – подумала Тэлли.



– А шарики зачем? Если со скайборда свалишься?

– Увидишь, – ответил Перис, хитро улыбнувшись.

– Вы, умники, лучше приготовьтесь к долгому походу, – серьезно проговорила Шэй. – Дымники, скорее всего, вас не сразу заберут. Надеюсь, у вас в рюкзаках походные принадлежности, а не шампанское.

– Мы готовы, – сказал Зейн, – Фильтры для очистки воды, у каждого – саморазогревающейся еды на шестьдесят дней. Куча «СпагБола».

Тэлли поморщилась. После первого путешествия за город любое упоминание о «СпагБоле» вызывало у нее тошноту. К счастью, «резчики» добывали себе пропитание в лесу. Желудок у них, как и все остальные органы, был особым образом переделан и усваивал питательные вещества из любого растительного сырья. Некоторые «резчики» занимались охотой, а Тэлли пристрастилась к травам и ягодам. Убитых животных она ела в Дыме, и этого ей хватило на всю жизнь.

«Кримы» с серьезным видом подняли и надели рюкзаки. Тэлли очень хотелось надеяться, что они не струсят в последний момент и не бросят Зейна одного в лесу. Его скайборд лежал на земле, а руки у него уже едва заметно дрожали.

Некоторые «кримы» откровенно таращились на Шэй и Тэлли. Они ни разу не видели чрезвычайников, а уж тем более – «резчиков», чьи руки были покрыты ритуальными шрамами и необычными татуировками. Но вот что интересно: они были не напуганы (как подобало бы безмозглым красавчикам), а просто удивлены. Значит, какое-то время в Нью-Красотаун поступали капсулы Мэдди, и «кримы» отведали это снадобье первыми, чтобы быть в тонусе.

Как управлять городом, в котором каждый житель – «крим»? В отличие от большинства людей, подчинявшихся правилам, «кримы» непрестанно что-нибудь воровали и хулиганили. Может быть, со временем дело могло дойти до настоящих преступлений – насилия, убийств, как во времена ржавников?

– Ладно, – кивнула Шэй. – Приготовьтесь к старту.

С этими словами она вынула из кармана резак, добытый в Арсенале.

«Кримы» сняли с пальцев интерфейсные кольца. Перис раздал всем по шарику, и они привязали кольца к бечевкам.

– Умно, – отметила Тэлли.

Перис растроганно улыбнулся ей. Шарики улетят – и для городского интерфейса все будет выглядеть так, словно «кримы» отправились в долгий совместный полет на скайбордах: тихо, плавно, как типичные нью-красотаунские красавчики.



Шэй шагнула к Зейну, но он предостерегающе поднял руку:

– Нет, я хочу, чтобы меня освободила Тэлли.

Шэй коротко, лающе рассмеялась и бросила Тэлли резак:

– Твой мальчик хочет, чтобы это сделала ты.

Тэлли медленно вдохнула и выдохнула, а потом шагнула к Зейну, мысленно поклявшись в том, что не даст себе расслабиться. Но стоило ей протянуть руку к цепочке, как ее пальцы прикоснулись к его коже, и ее зазнобило. Она не спускала глаз с цепочки, но они с Зейном стояли так близко… На нее нахлынули головокружительные воспоминания.

Но в следующее мгновение Тэлли заметила, как дрожат руки Зейна, и ею снова овладело отвращение. Она поняла, что эта война в ее сознании не прекратится до тех нор, пока Зейн не станет чрезвычайником, пока его тело не будет таким же совершенным, как у нее.

– Стой смирно, – сказала она. – Будет горячо.

Тэлли притупила свое зрение. Инструмент заработал. Темноту рассекла бело-голубая дуга. Жар ударил в лицо – словно она открыла дверцу раскаленной духовки. Появился запах горелой пластмассы. У нее самой вдруг задрожали руки.

– Не бойся, Тэлли-ва. Я в тебя верю.

Тэлли сглотнула подступивший к горлу ком. Смотреть на Зейна она все еще не могла. Боялась увидеть его затуманенные глаза, прочесть в них его мысли. Ей хотелось одного: чтобы он поскорее оказался за городом, где его смогут найти дымники. А потом они с Шэй его заберут и после всего наконец переделают.

Как только бело-голубая дуга коснулась металла, Тэлли услышала писк сигнализации. Стандартная процедура: цепочка-трекер не могла не сработать в случае повреждения. Этот сигнал должны были услышать все смотрители в округе.

– Отпускайте уже ваши шарики, – буркнула Шэй. – Скоро вас начнут искать.

Электрическая дуга одолела последние миллиметры цепочки. Тэлли аккуратно сняла ее с шеи Зейна, стараясь не задеть кожу раскаленными краями звеньев.

Вдруг Зейн взял ее за руки:

– Постарайся мыслить иначе, Тэлли.

Она отстранилась. Прикосновение Зейна было нежным и слабым. Ей показалось, что у него не руки, а паутинки.

– Мне нравится, как я мыслю, – ответила Тэлли.

Кончики пальцев Зейна пробежались по ее предплечью, по шрамам от порезов.

– Тогда зачем ты делаешь это?

Тэлли уставилась на руки Зейна. Встречаться с ним взглядом она все еще не осмеливалась.

– От этого мы становимся круче. Это то же самое, что стать умным, только еще лучше.

– Чего ты не чувствуешь? Что заставляет тебя делать это?

Тэлли нахмурилась. Она не могла ответить на этот вопрос. Просто Зейн не понимал, в чем смысл порезов, – ведь он никогда этого не делал. Помимо всего прочего, через ее скинтенну каждое их слово долетало до Шэй…

– Ты снова сумеешь измениться, Тэлли, – сказал Зейн. – Одно то, что тебя сделали чрезвычайницей, уже говорит, что ты способна меняться.

Тэлли перевела взгляд на не успевший окончательно остыть резак. Она вспомнила, через что им с Шэй пришлось пройти, чтобы добыть этот инструмент.

– Я уже сделала больше, чем ты можешь себе представить.

– Прекрасно. Значит, ты способна выбрать, на чью сторону встать, Тэлли.

Она не выдержала и посмотрела ему в глаза.

– Дело не в том, на чьей я стороне, Зейн. Я пошла на это только ради нас с тобой.

– Я тоже. Помни об этом, Тэлли, – сказал он с улыбкой.

– О чем ты?.. – Тэлли опустила глаза и покачала головой. – Вам пора трогаться, Зейн. Ничего хорошего не будет, если смотрители поймают вас здесь.

– Кстати, насчет «поймают», – прошептала Шэй, вручив Зейну трекер. – Вот тут крутанешь, когда найдешь Дым, и мы сразу прибежим. А еще эта штучка может сработать, если бросить ее в костер, – да, Тэлли-ва?

Зейн посмотрел на трекер и сунул в карман. Все трое прекрасно понимали, что он им не воспользуется.

Тэлли отважилась еще раз заглянуть в глаза Зейна. Нет, он не был особенным, но такой яростный, дерзкий взгляд нельзя было встретить у глупого красавчика.

– Продолжай меняться, Тэлли, – тихо сказал Зейн.

– Вам пора! – не выдержала она.

Тэлли отвернулась, отошла на несколько шагов и вырвала из рук Периса последние воздушные шарики. Их бечевки она обмотала вокруг цепочки, снятой с шеи Зейна. Когда она отпустила шарики, они поднялись не сразу – цепочка была довольно тяжелой. Но тут налетел порыв ветра, и шарики умчались ввысь.

Когда Тэлли обернулась и посмотрела на Зейна, его скайборд уже оторвался от земли. Зейн неуверенно развел руки в стороны. Казалось, будто он идет по гимнастическому бревну. Двое «кримов» подлетели к нему с обеих сторон, готовые прийти на помощь.

Шэй вздохнула:

– Все получится даже слишком просто.

Тэлли промолчала. Она не спускала глаз с Зейна, пока тот не скрылся в темноте.

– Нам тоже пора сматываться, – сказала Шэй.

Тэлли кивнула. Если сюда нагрянут смотрители, им покажется довольно странным присутствие двух чрезвычайниц на месте, где в последний раз прозвучал сигнал цепочки-трекера Зейна.

Чешуйки костюма-невидимки начали свой виртуозный танец. Тэлли натянула перчатки и капюшон с маской. Через несколько секунд Тэлли и Шэй стали черными, как ночное небо.

– Вперед, босс, – проговорила Тэлли. – Разыщем Дым.


8264319081189709.html
8264405695735903.html

8264319081189709.html
8264405695735903.html

8264319081189709.html
8264405695735903.html
    PR.RU™